сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  08.07.2019 10:12:52
Известный сайт для общения специалистов по управлению персоналом
  04.07.2019 17:29:07
3М цифровизирует программу лояльности и переводит взаимодействие с клиентами на блокчейн
  13.06.2019 14:28:30
Открытие стоматологической площадки 3M Espertise Center
  12.06.2019 13:17:49
Смена офиса на рабочую специальность. Нужен совет!
  03.06.2019 17:41:20
СИБУР и 3M заключили соглашение о сотрудничестве в области экологических и цифровых разработок


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы


''Между мышами и динозаврами не бывает вражды''
Автор: Дмитрий Лисицин
Источник: "Секрет фирмы"
Дата публикации: 26.02.2006
Ключевые слова: бренд работодателя, конкуренция, стратегия и планирование

Версия для печати

''Между мышами и динозаврами не бывает вражды''
Засилье корпораций не дает покоя гуру менеджмента. Автор ''Нации свободных агентов'' Дэниел Пинк предлагает нонконформистский путь борьбы с ними. Исход наемных работников в свободные агенты создаст параллельно корпоративному миру другой мир. Человеческий.

''В мире не остается места для компаний средних размеров''
''Секрет фирмы'': Почему вот уже двадцать лет принято предсказывать крушение корпораций? Вы сами тоже верите, что они исчезнут, как динозавры, и уступят место всякой мелочи?
Дэниел Пинк: Вряд ли. Корпорации не исчезают с лица земли и не отправляются на небеса. Масштабные слияния происходят у нас на глазах одно за другим. Корпорации становятся лишь крупнее. Но вот природа их меняется очень существенно. Они стараются увеличить объемы своей деятельности и задействовать при этом как можно меньше людей. Если вы посмотрите на производство, особенно в Америке, то увидите, что сейчас там компаний гораздо меньше, чем, скажем, 20 лет назад, и гораздо меньше людей заняты на производстве. Но объемы его гораздо больше, чем 20 лет назад. Компании высвобождают огромное количество людей. С другой стороны, множество людей по своей воле вымываются из компаний, вливаясь в армию маленьких сущностей – свободных агентов. Причем интересно, что нет никакого движения, которое уравновесило бы эти две центробежные тенденции. Так что скорее опустеет ниша компаний средних размеров.

СФ: Считаете, беда грозит среднему бизнесу?
ДП: Что делать... Они стали заложниками глобальных изменений. Главное из них коснулось отношений между индивидом и организацией. Раньше организация давала людям защищенность в обмен на лояльность. Теперь это правило не работает. Безопаснее работать на себя. Так, можно управлять портфелем рисков, выбрав себе несколько занятий. А тот, кто вкладывает весь личный человеческий капитал в одну компанию, рискует всем. А компания средних размеров и подавно не сможет его защитить. Мы наблюдаем раскол корпоративной Америки. Производство останется в ведении гигантов, а там, где требуются креативность и изобретательность, размер оказывается недостатком.

СФ: В результате мы получим мир, состоящий из двух параллельных систем – мир свободных агентов и корпоративный мир. Каковы будут отношения между двумя этими мирами? Не грозит ли им новая холодная война?
ДП: Это забавно. Я не думал об этом. Но мне кажется, что это вряд ли так. Между мышами и динозаврами не бывает вражды. Более вероятно, что между ними будут партнерские отношения. Компании будут предоставлять не безопасность, а возможности в обмен на талант, а свободные агенты этим воспользуются.
      Дэниел Пинк делал карьеру до тех пор, пока его буквально не стало тошнить от нее. С этого эпизода начинается его книга ''Нация свободных агентов'' (Free Agent Nation), ставшая бестселлером. О тошнотворности работы по найму Пинк знает не понаслышке. В рамках гуманитарной миссии он строил туалеты в Ботсване, работал консультантом по экономической политике в cенате, был секретарем министра труда США. Проработав два года старшим спичрайтером Эла Гора, понял, что терпеть не может госслужбу. Покинув Белый дом и став автором-фрилансером изданий, в числе которых New York Times и Harvard Business Review, Дэн обнаружил, что его уход – не частное явление, и десятки миллионов покинувших корпорации американцев уже создали новое, никем не замеченное бизнес-сообщество. Его он и открыл миру в книге ''Нация свободных агентов'', о которой Том Питерс заявил, что люди будут спорить о ней и через 25 лет. А журнал The Economist назвал ее ''редкой бизнес-книгой – одновременно содержательной и доставляющей удовольствие от чтения''. Вторую книгу Пинка A Whole New Mind журнал Fast Company назвал одной из лучших бизнес-книг 2005 года.

''Когда люди объединяют свои страсть и талант, они способны стать конкурентами любой корпорации''
СФ: Роджер Камрасс и Мартин Фарнкомб в книге ''Алхимия корпорации'' описывают, как из ''атомов'' – аналога ваших ''свободных агентов'' – будут создаваться новые, свободные от иерархии структуры. Будут ли они эффективнее корпораций?
ДП: Им будет трудно конкурировать с корпорациями, особенно при решении долгосрочных задач. Но если мы посмотрим на рынки продуктов open source, то увидим, что здесь свободные агенты часто могут бросить корпорациям вызов. Например, Linux бросил вызов продукту одной из крупнейших компаний мира Microsoft. Когда люди объединяют свои страсть и талант, они способны стать конкурентами любой корпорации.

СФ: Но большинство людей все равно продолжают пользоваться продуктами Microsoft?
ДП: Да, но успех Linux нельзя игнорировать. Тем более если взглянуть на определенные рынки (например, серверных решений), где Linux достиг существенных успехов. Разрушить Microsoft трудно, но не думаю, что в этом состоит цель движения. Дело не в том, что Linux не равен Microsoft, а в том, что он доказал право быть его серьезным конкурентом. И, что самое главное, этот конкурент использует совершенно иную бизнес-модель.

СФ: Но если ''свободные агенты'' не могут покушаться на территорию компаний – производство, получается, что суть происходящих изменений лишь в том, что сервис эмансипируется и создает особое сервисное сообщество?
ДП: Это действительно так, хотя не всякий сервис способен стать бизнесом ''свободных агентов''.

СФ: Что произойдет с этим сервисным сообществом, если в экономике произойдет спад?
ДП: Сегодня предложение работы действительно превышает спрос, и это одна из причин того, что система свободных агентов работает так эффективно. Однако в действительности если рецессия начнется, то она коснется всех – и штатных работников, и всех прочих. Не думаю, что какой-то группе придется хуже, чем другой.

''В мире больше нет места традиционному лидерству''
СФ: Нет корпорации – нет иерархии. Нет иерархии – нет лидера. Что произойдет с фетишем бизнеса – понятием лидерства?
ДП: Если мы понимаем лидерство как вертикальную функцию, а задачу лидера видим в том, чтобы командовать, контролировать, поощрять и наказывать, то с этим видом лидерства нам придется попрощаться. В мире свободных агентов потребуется лидерство, основанное на сотрудничестве и предоставлении новых возможностей, допускающее большую степень автономности. Думаю, что вертикальные модели уже давно неэффективны. Пришло время горизонтального лидерства.

СФ: И чем оно будет отличаться от традиционного?
ДП: Горизонтальные структуры способны вовлечь гораздо больше людей. В результате возрастает вариативность подходов к бизнес-задаче. Кроме того, они позволяют действовать быстрее. Успех на рынке сегодня зависит от скорости. А вертикальные структуры работают гораздо медленнее горизонтальных. Еще одно преимущество горизонтальных структур – простота перестройки. Ведь вертикальные четко фиксированы, и их трудно менять. К примеру, в интернет-энциклопедии Wikipedia данные обновляются мгновенно. Так что она быстро растет и ее просто перестроить. А теперь представьте, сколько времени уйдет на изменения в обыкновенной энциклопедии. А Wikipedia как раз и является горизонтальной структурой.

СФ: А традиционная корпорация подобна традиционной энциклопедии… Новый корпоративный мир будет строиться по модели Wikipedia?
ДП: Верно! Стиль лидерства, характерный для мира свободных агентов, проникает и в корпорации. Лучшие компании, такие, как Google или Apple, почти полностью отвергли вертикальную модель управления.

СФ: Вы говорите, что новый лидер лишен функции наказания. Я не могу поверить в мир без наказания и награды.
ДП: Нет, наказание и награда никуда не исчезают. Только теперь эта функция от специально уполномоченного человека передается рынку. Наказания будут исходить извне, а не изнутри организации. В свою очередь награда также в меньшей степени будет способом, который используют компании для мотивации сотрудников: она будет исходить из внешней среды через посредников – рынок и конкуренцию. Наконец, функция ''господства-подчинения'' тоже перейдет к рынку. Все будут подчиняться силам рынка, а не друг другу.

СФ: Что же тогда будет заставлять людей работать? Ведь до сих пор основными стимулами считались борьба за вознаграждение и стремление к безопасности.
ДП: Самостоятельных работников, по крайней мере в США, вдохновляют четыре ценности. Во-первых, свобода. Ее я понимаю как право делать то, что хочется, работать в проектах, которые выбираешь, и самому контролировать свое собственное время. Во-вторых, это возможность по-настоящему быть собой, не позволять надевать на себя маску, сделанную чужими руками. В-третьих, ответственность. Имеется в виду не ответственность как разновидность контрольной функции менеджмента, а необходимость отвечать за плохую и хорошую работу перед самим собой. В-четвертых, это возможность определять успех в собственных терминах. Это гораздо больше, чем просто деньги, поощрения или укрупнение.

СФ: Не думаете, что такое общество тотального самовыражения очень непрочно?
ДП: Я не думаю, что общество свободных агентов – это общество тотального самовыражения. Не это является его сущностью, хотя многое здесь с ним связано. Как это ни банально, сущностью его по-прежнему остается рынок: вам нужно продать то, что хочет купить другой.

''В Америке легко быть двойным агентом''
СФ: А как понять, к какому миру принадлежишь ты? Чью сторону выбрать? Остаться в корпорации или провозгласить вечный ''День независимости''?
ДП: Я думаю, что существует определенная предрасположенность к свободному предпринимательству. В корпоративную эпоху люди подавляли в себе эту склонность. Сейчас же человек просто смотрит на себя со стороны и прикидывает, насколько ему подходит нынешний образ деятельности. В книге я писал о женщине, которую звали Лиз Тобиасен. Она решила покинуть компанию после того, как ей дали бонус. Она осознала, что бонус – недостаточная компенсация за ''неестественные'' условия работы. Иногда это плод рефлексии, а иногда – результат толчка извне. Я стал свободным агентом, после того как меня вырвало в вазу после очередного совещания у Эла Гора, на которого я работал спичрайтером.

СФ: Это была какая-то особенная ваза?
ДП: Нет, просто стояла у него в приемной. Меня загнал в угол стресс, я переутомился и дошел до края. Как бы я ни любил свою работу, я понял, что пора сказать себе: ''Хватит''. И до сих пор ничуть не жалею об этом.

СФ: У вас была хотя бы ваза Эла Гора. А как решиться на подобный поступок другим? В мир корпораций нас вводила система обучения, а что станет проводником в мир свободных агентов?
ДП: Входя в любой мир, человек испытывает потребность в социализации. Понятно, что традиционное корпоративное обучение здесь неприменимо. Поэтому появятся новые способы. Например, профессиональные ассоциации, построенные на горизонтальных связях. Кто-то выступает ''учителем'', кто-то – ''учеником''.

СФ: Однако в мир свободных агентов попадают и люди, не склонные к предпринимательству. Что с ними там происходит?
ДП: Вы правы. Многие люди не склонны действовать самостоятельно. Кроме того, они теряют множество привилегий, которые дают им корпорации. Например, медицинскую страховку. Поэтому некоторые, попробовав себя на этом поприще, движутся обратно. Это не возбраняется. Так они получают ''двойное гражданство''. Эти люди – двойные агенты.

Разрушители
На протяжении десятилетий глашатаи от бизнеса пророчат смерть корпорациям. Они угрожают им атомарным распадом, предрекают, что их расплющит конкуренция, а их обитатели вынуждены будут сменить ''защиту'' на ''возможности''. До сих пор это не мешает корпорациям наращивать свою капитализацию, а нам – продолжать беспокоиться за их судьбу.

1. Питер Друкер
Как резюмировал Том Питерс в книге ''Представьте себе!'', ''Друкер имеет привычку все понимать правильно. Причем на 20 лет раньше остальных''. Действительно, в его активе концепция экономики знаний, откуда выросла философия knowledge workers, исследования предпринимательства, анализ проблематики организационных структур, а также изучение человека как на рабочем месте, так и вне его. В частности, в рамках концепции ''планирования второй половины жизни''.

Объединим все это вместе и получим то, что и должны получить: ''Корпорация, какой мы знали ее последние 120 лет, скорее всего, не переживет следующие 25 лет. С юридической и финансовой точек зрения – может быть, но не со структурной и экономической''.

2. Том Питерс
Ему не привыкать обращаться к аудитории со ''страшилками''. В конце семидесятых годов прошлого века он обличал две главные беды корпоративной Америки: бюрократию и пренебрежение человеческим фактором. Сегодня угрозы другие: аутсорсинг, инфономика, а также дешевая рабочая сила в Азии. Корпорации избавляются от всего, от чего только могут. В том числе и от работников.

''Насколько бесплотным может быть предприятие? Я могу легко себе представить в 2020 году глобальную компанию с оборотом в $10 млрд ... из семи постоянных сотрудников. Согласен, выглядит как преувеличение. Но мне все легче вообразить невообразимое''.

3. Журнал Fast Company
В книге Джима Коллинза и Джерри Порраса ''Построенные навечно'' 18 героев – гигантских корпораций – демонстрируют неплохую физическую форму и редкую удачу. 3М, Wal-Mart, Walt Disney, Boeing, Sony соревнуются в эффективности, инновационности и долгожительстве. Но вот редакция журнала Fast Company даже название книги считает оскорбительным.

''Проблема с „Построенными навечно” состоит в том, что это романтическое понятие. Крупные компании неспособны к продолжающимся инновациям. Успешный бизнес будет все менее долговечным. Компании будут возникать для создания ценности, но как только ее потенциал истощится, начнут исчезать''.

4. Роджер Камрас, Мартин Фарнкомб
Их книга Atomic (в России издана под названием ''Алхимия корпораций'') – самый радикальный манифест корпоративных анархистов. Предпосылки все те же: бум ИТ, ужесточение конкуренции, глобализация, рост роли человеческого капитала. Зато выводы – радикальные. Корпорации перестанут быть единым целым. Создавать их будут ''атомы'': крошечные компании и даже просто специалисты. Связи между ''атомами'' будут нестабильными, но эффективными. Такая вот занимательная химия свободных радикалов.

''В самом ближайшем будущем теория фирмы перевернется „с ног на голову”. Части станут больше целого. И одна из этих частей – вы''.

5. Дэниел Пинк
Антрополог эры крушения корпораций, задавшийся вопросами: ''Куда нас приведет стремление к самореализации?'', ''Чем мы жертвуем, покидая корпорации, и что получаем взамен?'', ''Существует ли бонус, которым можно компенсировать неудовлетворенность?''. За футуристическим видом рушащихся небоскребов Пинк увидел проблему ''счастья маленького человека''. А что, собственно, еще должно нас интересовать?

''Неудивительно, что свободные агенты часто называют работу на корпорацию добровольным пленом. И Эдвард Стиллингфлит и Абрахам Маслоу поняли: для того чтобы наполнить жизнь смыслом, людям нужна свобода воли, а не бесплатная Coca-Cola''.




Share |

 

Имя 
Пароль  забыли?
Присоединяйтесь!

Новые материалы

   Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
   Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
   Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
   Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
   Сколько в среднем получают владимирские врачи?


Последние комментарии

  
   мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
   Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
   Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
   вы можете оставлять активную ссылку на источник 
Все статьи


Интервью




Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
все интервью


О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM