сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  26.09.2019 16:41:06
Новый уровень безопасности дыхания
  30.08.2019 14:26:41
Worldskills International и 3М запускают новый совместный проект «Образование во имя будущего»
  30.08.2019 11:33:40
Молодые профессионалы за устойчивое будущее
  24.08.2019 14:36:18
Научные эксперименты, продуктовые тесты и мировые технологии для молодых профессионалов
  09.08.2019 16:18:31
Только оригинальные СИЗ обеспечивают гарантированную защиту


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы


Алексей Геращенко: Когда твои выпускники создают эффективные тренинговые компании, а клиенты идут вперед — это лучшая награда




Российский тренинговый рынок и тренинг как метод практической психологии и групповой работы имеют много источников, подпитывающих их новыми идеями и технологиями, техниками и упражнениями. Перечислю только некоторые из них.

Материал в рамках проекта "20 лет тренинговому рынку России"

Тематические разделы:
Обучение и развитие персонала
Обучение и развитие персонала : Очное обучение : Тренинги
Статьи : Обучение и развитие
Общий менеджмент

Автор: Алексей Геращенко, ректор Института эффективного тренинга и профессиональных стандартов

Дата публикации: 12.08.2009



Материал в рамках проекта "20 лет тренинговому рынку России"



Российский тренинговый рынок и тренинг как метод практической психологии и групповой работы имеют много источников, подпитывающих их новыми идеями и технологиями, техниками и упражнениями. Перечислю только некоторые из них.

1. «Народная» педагогика

Например, рассказывание сказок и легенд, а так же подвижные игры, в том числе детские народные подвижные игры. Например, «Дракон кусает свой хвост» (великолепно применяется в командообразующих тренингах).

2. Классические и альтернативные технологии педагогики и психологии

Особенно — обучение и развитие детей в дошкольных образовательных учреждениях и в школе с помощью сюжетных и сюжетно-ролевых игр. Например, когда дети в детском саду играют в строителей и врачей, а старшие школьники занимают места педагогов и директора на Дне Самоуправления.

3. Учебные деловые игры

В частности, для обучения студентов в вузах: будущих учителей, психологов, экономистов и мн. др. Например, когда моделируется ситуация консультант — клиент в ходе обучения психологов основам психологического консультирования.

4. Трансформационные тренинги личностного роста и производные от них тренинги

Например, тренинг Александра Эверетта Mind Dynamics (Динамика Разума), ставший впоследствии прототипом тренингов EST (ЭСТ), Lifespring (Лайфспринг), Actualizations (Актуализация).

5. Методы и школы группового консультирования и групповой психотерапии

Например, психоаналитическое групповое консультирование и терапия, групповое гештальт-консультирование и гештальт-терапия, групповое клиент-центрированное консультирование, психодрама и ролевая игра и многое другое.

6. Ассоциации, институты, школы, центры, занимающиеся системной подготовкой бизнес-тренеров и групповых ведущих.

В процессе своего профессионального становления и развития в качестве тренера (группового ведущего) я познакомился практически с каждым из этих источников. Об этом я и хочу рассказать.

Мой рассказ — это маленькая личная история про отношения между рынком и человеком. Она о том, как рынок (а, точнее, люди и организации, его населяющие) помогает развиваться профессионалу, а профессионал влияет на развитие рынка.

Я думаю, что хороший тренинг — это всегда микс, заправленный творчеством и фантазией тренера. Это твой упорный труд и труд всех тех людей, у которых ты учился, и кого учил, которым подражал, а потом забывал подражать и делал что-то свое...

«... Память сказала: так было...» Ницше.

1991 год. Луч света в царстве военной мысли.

Первая встреча.

Я познакомился с тренингами в 1991 году. В то время я учился на 3 курсе Рижского Высшего Военно-Педагогического Училища имени маршала Советского Союза Бирюзова С. С., мечтал о погонах офицера и представить себе не мог, как круто изменится моя жизнь и жизнь нашей великой страны (СССР) в ближайшее время. Да, конечно, из нас готовили и преподавателей истории, и психологов (обучение в училище давало возможность получить две специальности), но это было военное училище. И все мы, курсанты, прекрасно понимали, что в 1992 году придем в Ракетные Войска Стратегического Назначения (РВСН) на должности заместителей командиров подразделений, и будем учить военному делу и воспитывать «любимый личный состав» — почти наших ровесников — вчерашних школьников и студентов.

Мы стремились к этому, не смотря на большую ответственность (в двадцать лет отвечать за жизни многих десятков вверенных тебе людей — не шутка!) и гордились тем, что мы — «ракетчики», элита Вооруженных Сил Советского Союза. Немудрено, что большинство из нас с большим благоговением изучали «военные» дисциплины, нежели «гражданские». Но в один из обычных учебных дней мы соприкоснулись с социально-психологическим тренингом.

Наш тренер и автор курса, профессор Екатерина Ивановна Капралова — построила программу так грамотно, плотно и насыщенно, что возник эффект удвоенного времени, а темы были интереснее одна другой.

Вначале блок упражнений на саморегуляцию — «Учитесь властвовать собой», после — «Отработка способов более точного межличностного восприятия людьми друг друга», а

далее: «Повышение уровня самосознания в группе» и «Изучение техники групповой социометрии»; «Брейнсторминг» и «Деловая игра «Передай сообщение». А «на десерт»: «Формирование зеркального «Я — образа» (с помощью игры «Мафия») в купе с «Поведением человека в конфликтной ситуации».

Причем обучение шло сразу на нескольких уровнях. Мы понимали, что то, чему нас учат, будет полезно в работе и в жизни, а еще нам давали краткие комментарии методического характера из серии «почему так, а не иначе» — чтобы мы могли, в случае необходимости, проводить подобные занятия самостоятельно. И все это за 24 академических часа!

Надо сказать, что помимо таланта тренера у Екатерины Ивановны был талант преподавателя-новатора. Ее лекции и семинары-практикумы по социальной психологии производили на меня и моих сокурсников не менее сильное впечатление, а новизна материала была потрясающая. Например, узнать в 1991—92 годах о гештальт-подходе доктора Ф. Перлза и тут же, на занятии, попробовать на себе разработанные им упражнения на осознавание — такая роскошь была доступна лишь нам да небольшому числу студентов-психологов лучших «гражданских» ВУЗов! Знал ли я тогда, что буду учиться у одного из самых известных учеников доктора Перлза — доктора Роберта Резника и вести гештальт-ориентированные тренинги?

В мае 1992 года наше легендарное училище (60-ти летней историей может похвастать далеко не каждый институт) было расформировано по политическим причинам (распад СССР, Латвия обрела независимость). И мы, офицеры последнего выпуска, разъехались к местам несения службы.

1992 — 1994. Когда ноги отдыхают. Тренинги в войсках.

С июня 1992 по декабрь 1994 года я служил в должности помощника командира роты по воспитательной работе. Фактически — в качестве психолога. В начале — на Смоленщине, потом — в Москве. Когда у тебя в подчинении более 70-ти человек, обычной работы (например, по профилактике неуставных взаимоотношений, «дедовщины») — непочатый край. Но я старался выкраивать время и для консультирования, и для групповых занятий с элементами тренинга. Конечно, на чистом энтузиазме. Очень хотелось не забыть и использовать то, чему учили. Но эти мини-тренинги были нужны не только мне. Армия — это, почти всегда, серьезные физические нагрузки, это служба, сопряженная с ответственностью и стрессом. Эта жизнь в жестких условиях, вдали от дома. Немудрено, что любая пауза, шутка, смех или, тем более, игровая ситуация способствует небольшому переключению и релаксации. В свободное от несения службы время солдаты с удовольствием участвовали в занятиях, которые я проводил. Люди чувствовали заинтересованность в них, и платили «хорошей монетой» — благодарностью и доверием.

1995 — 1997. Тренинги для взрослых в стране детей. И просто для детей.

После увольнения из армии в марте 1995 года меня приняли на работу в «Альтернативную Школу-Центр «Лучик» — одну из первых частных школ Москвы — в качестве преподавателя психологии и истории в начальной школе. Я разработал авторские программы для 1—3 классов и стал вести уроки. Очень быстро стало понятно, что дети, каким бы я ни был красноречивым и интересным лектором, будут просто зевать на моих занятиях, если не придумать, как их включать в процесс обучения. Я проштудировал несколько книг, посвященных активным методам обучения детей и начал проводить уроки в тренинговой форме. Реакция детей была незамедлительной! И дело даже не в успеваемости по моим предметам, которая выросла более чем существенно, главное — ребята чувствовали, что к ним относятся почти как к взрослым, что их приглашают «делать каждый урок вместе».

Мы разыгрывали сюжетно-ролевые игры на уроках истории и дискутировали на исторические темы, мы отрабатывали десятки упражнений на развитие высших психических функций на уроках психологии. Со временем моя популярность, как преподавателя, выросла на столько, что многие родители перезаключали контракты на новый учебный год, предварительно справившись, будет ли и в следующем году преподавать Алесей Леонидович?

И тут судьба вновь свела меня с тренингами для взрослых. Сказать что в «Лучике» ценили тренинговые технологии — не сказать ничего. В «Лучике» царил тренинг! Одной из важных особенностей центра было постоянное повышение квалификации персонала и, прежде всего, педагогов и воспитателей. Бесплатно! Но организация вкладывалась в это и вкладывалась существенно. Каждое лето, как только детские сады и школа закрывались на каникулы, начинала работу летняя школа для сотрудников центра. Она длилась десять дней и была спланирована и организована так, что была полезна всем. Причем преподавали в ней лучшие специалисты самого центра. Говоря современным языком, это было обучение в стиле «коучинг». Кроме передачи успешного опыта и новейших образовательных технологий обучение, проводимое в летней школе, способствовало развитию команды и личностному росту сотрудников.

Именно в школе я впервые познакомился с Лайфспрингом, причем в его лучшей версии. А Даша Дорохова (педагог и воспитатель) и Сергей Павлович Сергиенко (генеральный директор центра) стали для меня примером тренеров-профессионалов в этом подходе. Нам, сотрудникам, было известно, что с 1993 года «Лучик» сотрудничал с тренинговой компанией «Весна жизни», а сам Сергей Павлович лично прошел тренинги Вернера Эрхарда, (ЭСТ, все 4 ступени) и тренинги «Весна Жизни» до лидерской программы включительно, завершив ее в мае 1995 года.

Я никогда не забуду свою первую летнюю школу. И упражнение «королевство дурацких походок» в группе из сорока человек, и те ощущения, которые возникают, когда тебе нужно, так же как и остальным, в четвертый раз идти мимо участников, сидящих в кругу, совершенно новой, сто двадцать первой походкой! И аплодисменты в поддержку, и то особое состояние доверия и ощущение, что ты находишься в команде единомышленников, которое не исчезало после тренинга, а переносилось в жизнь и работу.

Примерно через год работы в качестве преподавателя я стал методистом и заместителем директора одного из подразделений центра — «Лучика» на Соколе, и начал преподавать в летней школе. К тому времени я накопил приличный опыт, и на мои семинары и тренинги педагоги и воспитатели ходили с удовольствием.

Сейчас, по прошествии времени, я вспоминаю «Лучик», как первый и при этом отличный пример обучающейся организации. Где практически равноценное внимание уделялось и работе с клиентами, и работе с сотрудниками. И где тренинг был мощным инструментом обучения, развития, управления. Я благодарен ныне покойной Марии Игоревне Верещагиной — основателю «Лучика», за то, что «разглядела меня» как специалиста и дала возможность проявить себя в совершенно новой для меня сфере. Особая благодарность Елене Владиславовне Ивановой — директору «Лучика» на Соколе, за годы интересной совместной работы и мудрого руководства, а также моим ученикам — самым главным моим учителям, и, конечно же, всем «лучиковцам», с которыми меня свела судьба.

1997 — 2001. Испытание Академией.

Осенью 1997 года я стал преподавателем Института повышения квалификации при МГСУ (сегодня — Государственная Академия Переподготовки (ГАСИС)). В институте открылось новое направление профессиональная переподготовка по направлению «Социология и психология» для лиц с высшим образованием. К нам приходили учиться самые разные люди, но всех их объединяло одно — они хотели получить диплом, дающий право на ведение деятельности в области психологии как можно быстрее. И у них была такая возможность — обучение длилось не более 9 месяцев.

Очень многие из слушателей были людьми, разочаровавшиеся в старой профессии и пытающиеся найти себя в новой. Но было много и тех, для кого получение диплома был чистой воды формальностью. Эти люди, как правило, имели за плечами огромное количество различных неформальных курсов и тренингов: Лайфспринг, «фиолетовые тренинги», NLP, Рейки и Холотропное дыхание, Дианетика и многое, многое другое (полный список занял бы полстраницы).

И поскольку они считали себя практиками, а многие из них действительно практиковали в качестве консультантов и тренеров, но без диплома, разрешающего такую практику, у них возникал определенный внутренний конфликт: ты думаешь о себе, что ты эксперт, а приходиться учиться — а это неприятно. И, как следствие, им жутко хотелось кого-нибудь «съесть на ужин» (занятия шли в вечернее время). Естественно, подходящим кандидатом представлялся молодой преподаватель, то есть я. И вот тут эти «слушатели-эксперты» очень сильно удивлялись, потому что их ожидания полностью не оправдывались: вместо академического преподавателя, читающего лекции по учебникам и имеющего книжное представление о практической психологии, они сталкивались с практиком, готовым показать, что им еще очень многому можно и нужно учиться. Это был вызов, и им ничего не оставалось, как этому вызову следовать!

И наши «эксперты» садились в круг, надевали роли учеников и учились тому, что им было предложено. А предложено было немало: ведение тренинговых групп и работа с групповой динамикой, индивидуальное психологическое консультирование взрослых и детей и многое, многое другое.

В то время я получал образование в области психологического консультирования и психотерапии в Московском институте гештальта и психодрамы, и учился непосредственно у Нифонта Борисовича Долгополова — одного из первых сертифицированных гештальт-тренеров России. Я решил обучаться гештальт-подходу не случайно. Общеизвестно, что это универсальное направление в практической психологии, используемое и в психотерапии, и в оргконсультировании, а также в бизнес-тренингах и тренингах личностного роста. А в девяносто восьмом Нифонт Борисович включил меня (как подающего надежды начинающего гештальт-консультанта) в уникальный, впервые проводимый в России, международный тренинговый проект. В течение двух с половиной лет мне по±частливилось обучаться в программе Лос-Анджелеского объединения гештальт-тренеров. Тренерами этой программы были звезды консультирования и психотерапии мирового уровня: д-р Роберт Резник, д-р Тодд Берли, д-р Рита Резник и м-р Лив Эстрип.

Преподаватели были хороши! Монументальный и при этом не менее живой Боб Резник (Большой Боб, как его «окрестили» участники нашей группы), с окладистой бородой. Живой классик и практик с опытом работы, которого хватило бы на несколько жизней. Я до сих пор помню его поговорку-определение личностной зрелости: «Это когда ты делаешь, то, что хочешь, даже если мама не против». Строгая и внимательная Рита Резник, супруга Боба и автор международно-признанной модели супервизии. Женственная и скромная Лив Эстрип, научившая меня на личном примере не бояться ошибок. И, конечно же, Тодд Берли — настоящий доктор Айболит (как назвал его я, и он действительно был на него похож), живое воплощение мудрости, человечности, теплоты и профессионализма. Я неоднократно получал у него супервизию на свою работу и однажды он сказал: «У тебя удивительная способность встречаться с другими людьми». Это было после сложной работы с клиентом, и это была правда — я мало сделал для него тогда, но я был в контакте с ним и поддерживал его. Ведь в консультировании и в тренинге отношения доверия являются определяющими результат!

И все, что я узнавал, тут же включал в свою практику. Так что выигрывали все — и я, и мои слушатели! Прошло совсем немного времени и люди стали приходить на профпереподготовку уже не за дипломом, а за знаниями — проведение тренингов в государственном учреждении и практическая психология были «экзотикой». «Сарафанное радио» работало лучше рекламы. Вскоре мы открыли еще одно направление переподготовки «Управление персоналом», в которое включили спецкурс по методике и практике проведения бизнес-тренингов. Через пару лет этот спецкурс перерос в одну из первых программ по подготовке бизнес-тренеров в Москве и России.

Прошло некоторое время, и я понял, что участвую в более глобальном процессе, чем просто преподавание, который можно было обозначить, как формирование профессии бизнес-тренера и, как следствие, цивилизованного рынка тренинговых услуг. Мои старания были замечены руководством института (который вскоре изменил свой статус и стал академией), я прошел конкурсный отбор и стал старшим преподавателем, а чуть позже, за заслуги в сфере дополнительного образования, указом президента РФ награжден медалью «850 лет Москве». Надо отметить, что параллельно с преподаванием в ГАСИС я сотрудничал и со многими другими образовательными организациями (институтами и центрами), а так же вел тренингово-консалтинговые проекты в российских и зарубежных компаниях. Например, в 1997—98 годах были периоды, когда параллельно я работал в девяти (!) организациях. Не будет преувеличением сказать, что мой опыт рос в геометрической прогрессии. У меня был бизнес «Алексей Леонидович Геращенко», меня стали рекомендовать как профессионала, и мне это очень нравилось!

1998—2001. Первый из могикан.

Летом 1998 года, почти перед самым дефолтом, я рискнул изменить сложившийся стиль жизни и принял предложение президента компании «Максус» (сегодня «Связной») Максима Юрьевича Ноготкова, став первым в истории компании менеджером по работе с персоналом. Я свернул работу по всем направлениям, оставив (по договоренности с Максимом Юрьевичем) только преподавание в ГАСИС. Придя в «Максус», я начал строить с «нуля» всю систему кадровой работы.

Поскольку компания развивалась быстрыми темпами, мне было очевидно, что через какое-то время нужно будет создавать отдел по работе с персоналом. Но грянул кризис, и планы пришлось существенно скорректировать.

Как ни странно, но в ситуации кризиса передо мной открылись новые возможности. Я начал работать «в полях», то есть выезжать в салоны сотовой связи и встречаться с сотрудниками прямо на рабочих местах. Этими поездками я решал ряд важных задач. Во-первых, необходимо было знать настроение продавцов и менеджеров — на ситуацию кризиса люди реагировали по-разному. А для нашей компании было важно сохранить сотрудников, и, значит, во-вторых, с негативным восприятием ситуации надо было работать. Переводить в позитив, уменьшать волнения и страхи. В-третьих, это была возможность моментального аудита навыков продаж наших продавцов и коучинга «по горячим следам». От двух до трех дней в неделю — десятки коучинговых сессий в месяц. Отличный тренинг для тренера!

В течение двух лет я лично вел все участки кадровой работы, при этом подбор и обучение сотрудников были приоритетными задачами. Кроме того, занимался организацией мероприятий по развитию корпоративной культуры и праздников, выпускал корпоративную газету. Скучать было некогда.

2001. Урожайная осень и новый посев.

2001 год был богат на события. В «Максусе» мной были созданы отдел по работе с персоналом и учебный центр, которые решали в то время важнейшую задачу: удовлетворяли потребности быстро растущей розничной сети в хорошо подготовленных специалистах и менеджерах. Команде отдела и центра, состоящей преимущественно из моих «гасисовских» выпускников (!), удалось создать гибкую и эффективную систему подбора, обучения и развития персонала, которая работает и сегодня.

Осенью 2001 года открылся Тренинговый Центр Алексея Геращенко, а не задолго до этого события я завершил сотрудничество с «Максусом». Опыт, который я получил в этой компании, занимает особое место в моей профессиональной биографии. Я благодарен Ноготкову Максиму Юрьевичу за пример творческого и деликатного подхода к руководству людьми и фирмой, и за те сложные и нестандартные задачи, которые он ставил иной раз передо мной.

Итак, Тренинговый Центр Алексея Геращенко начал свою работу!

Визитной карточкой тренинговой компании стала, конечно же, моя программа по подготовке бизнес-тренеров, которая уже на тот момент была известна в тренинговом мире Москвы в результате преподавания в ГАСИС.

Кроме того, компания разработала и вывела на рынок принципиально новый продукт: программу по подготовке коуч-консультантов. Она была представлена на выставке «Тренинг 2001», на которой я выступил с сообщением о коучинге, как о новом методе консультирования и менеджмента. И на нее сразу же возник спрос! И, конечно же, мы предлагали консалтинг и тренинги для организаций.

За годы практики программа по подготовке бизнес-тренеров существенно изменилась: новые темы и технологии сделали ее еще более ресурсной для наших слушателей. А в 2002 году в нее пришел новый яркий преподаватель, со-автор программы — Жанна Владимировна Геращенко. И поскольку мы решили включить в программу еще одну важную тему: «Построение системы обучения в компании. Создание учебного центра», стало очевидно, что программа переросла прежнее название — «Социально-психологический тренинг». Новое название — «Тренинг-менеджмент» прижилось быстро. Через год наш центр был переименован в «Институт эффективного тренинга» и мы продолжили свою работу по формированию и развитию цивилизованного рынка тренинговых услуг в Москве и за ее пределами.

Следующие семь лет работы Института эффективного тренинга и моей жизни были настолько насыщены событиями, что даже простое перечисление их заняло бы слишком много места и времени. Назову лишь наиболее существенные: участие в нескольких российских и международных выставках; мое выступление (в качестве приглашенного эксперта) на открытии «Первой международной конференции по коучингу»; вывод новых уникальных продуктов на рынок тренинга и консалтинга; обучение системному консультированию и методу системных расстановок у Берта Хеллингера и его ближайших учеников, и, конечно, размещение моей профессиональной биографии в международной энциклопедии «Who is Who».

Когда твои выпускники пишут книги и создают эффективные тренинговые компании, а организации-клиенты идут вперед — это лучшая награда, это основа для новых свершений и возможность с интересом смотреть в будущее.

Share |

 

Версия для печати

Читайте также
Большая «охота за головами»: как искать кадры, когда не хватает рабочих рук. Три кейса известных компаний по эффективному найму и обучению рабочего персонала
Любимые школьные предметы

Чему любили учиться в школе HR?
Новый опрос на нашем Портале
Снижение цен на участие в выставке Персонал Москва 2015

Выставку «Персонал Москва 2014» посетили 3691 специалистов из разных регионов России, а также из Великобритании, Германии, Греции, Казахстана, Китая, Латвии, Молдавы, Франции. 90 % из них намерены посетить выставку в 2015 г. 92 % опрошенных посетителей будут рекомендовать «Персонал Москва» другим как специализированную выставку по HR-менеджменту.
В рязанский агроуниверситет поступили 15 студентов из ЮАР
В Иркутской области идет работа по совершенствованию рекрутинга на все уровни управления
Имя 
Пароль  забыли?
Присоединяйтесь!

Новые материалы

   Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
   Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
   Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
   Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
   Сколько в среднем получают владимирские врачи?


Последние комментарии

  
   мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
   Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
   Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
   вы можете оставлять активную ссылку на источник 
Все статьи


Интервью




Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
все интервью


О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM